Панораму перевозят на Хорошевское шоссе и проводят новое обследование

Весна 1941 года

Но через два го­да вновь воз­ник во­прос о со­сто­я­нии па­но­ра­мы. Кар­ти­ну пе­ре­вез­ли в склад на Хо­ро­шев­ском шос­се и впер­вые с 1918 го­да раз­вер­ну­ли. Тща­тель­но осмот­рев кар­ти­ну, ко­мис­сия под ру­ко­вод­ством И.Э. Гра­ба­ря при­шла к неуте­ши­тель­но­му вы­во­ду: па­но­ра­му невоз­мож­но вос­ста­но­вить в це­лом.

Вхо­див­ший в со­став ко­мис­сии Гра­ба­ря Ми­ха­ил Фе­до­ро­вич Ива­нов-Чу­ро­нов вспо­ми­нал: «Од­новре­мен­но с очень де­таль­ным осмот­ром хол­ста про­из­во­ди­лось его фо­то­гра­фи­ро­ва­ние по ча­стям для по­сле­ду­ю­ще­го из­го­тов­ле­ния де­фект­ных фо­то­кар­то­грамм.

Раз­вер­ты­вая по­лот­но, мы через каж­дый метр от­би­ва­ли шну­ром (по го­ри­зон­та­ли и вер­ти­ка­ли) клет­ки; на та­кие же клет­ки в со­от­вет­ству­ю­щем мас­шта­бе бы­ли раз­де­ле­ны и фо­то­гра­фии по­лот­на, на ко­то­рых пред­сто­я­ло от­ме­тить все его де­фек­ты.

Во вре­мя это­го осмот­ра про­изо­шло со­бы­тие, вы­звав­шее у нас нема­лую тре­во­гу. Холст пе­ре­ка­ты­вал­ся со ста­ро­го, сло­ман­но­го ва­ла на но­вый. Ко­гда по­лот­но бы­ло пе­ре­ка­та­но все­го лишь на 35 пог. м (т.е. ме­нее чем на од­ну треть дли­ны), но­вый вал сло­мал­ся. А ведь нам пред­сто­я­ло, за­вер­шив осмотр, пе­ре­ка­тать холст об­рат­но.

Сроч­но был из­го­тов­лен еще один вал. Чтобы про­ве­рить его на­деж­ность, мы под­ве­си­ли к нему по­чти 5 т гру­за. «Эк­за­мен» про­дол­жал­ся шесть су­ток и был вы­дер­жан. Те­перь мы уже мог­ли уве­рен­но пе­ре­ка­тать по­лот­но и, за­кон­чив со­став­ле­ние фо­то­кар­то­грамм, под­ве­сти пе­чаль­ные ито­ги.

Ока­за­лось, что жи­во­пись неба про­па­ла пол­но­стью, а из 115 м ниж­ней, ба­таль­ной ча­сти хол­ста со­хра­ни­лось лишь 107,8 м. Без­на­деж­но по­гиб­ли на­руж­ные вит­ки, на ко­то­рых был изоб­ра­жен бой у де­рев­ни Се­ме­нов­ской. На со­хра­нив­шей­ся ча­сти хол­ста кра­соч­ный слой был силь­но по­вре­жден мно­го­чис­лен­ны­ми из­ло­ма­ми, по­тер­то­стя­ми, боль­ши­ми раз­ры­ва­ми.

Под пред­се­да­тель­ством И.Э. Гра­ба­ря со­бра­лась ко­мис­сия, в ко­то­рую вхо­ди­ли ху­дож­ни­ки П.Д. Ко­рин, Н.Г. Ко­тов и ху­дож­ни­ки-ре­став­ра­то­ры во гла­ве с Е.В. Куд­ряв­це­вым. Не­ко­то­рые чле­ны ко­мис­сии счи­та­ли, что вос­ста­нов­ле­ние по­лот­на прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Дру­гие по­ла­га­ли, что ре­став­ра­ция па­но­ра­мы в прин­ци­пе воз­мож­на, но про­ве­сти ее сле­ду­ет на спе­ци­аль­ном сто­ле (дли­ной 20-30 и ши­ри­ной 15 м), име­ю­щем все те из­ги­бы, ко­то­рые есте­ствен­но при­об­ре­та­ет по­лот­но, ко­гда на­хо­дит­ся в на­ве­шен­ном со­сто­я­нии. Но план этот по­ка­зал­ся столь гро­мозд­ким и нена­деж­ным, что не по­лу­чил под­держ­ки. Ко­мис­сия при­шла к вы­во­ду о невоз­мож­но­сти вос­ста­нов­ле­ния па­но­ра­мы в це­лом. Го­во­ри­лось о том, что мож­но лишь рас­чле­нить огром­ный холст по швам на от­дель­ные фраг­мен­ты и дуб­ли­ро­вать его эти­ми от­дель­ны­ми фраг­мен­та­ми».

Вско­ре на­ча­лась вой­на…