Доставка панорамы в новое здание на Кутузовском проспекте

11 июля 1962 года

В июне 1962 го­да тех­ни­че­ская ре­став­ра­ция па­но­ра­мы за­вер­ши­лась, по­лот­но пе­ре­мо­та­ли на один вал кра­соч­ным сло­ем вниз. Для за­вер­ше­ния вос­ста­но­ви­тель­ных ра­бот ее нуж­но бы­ло пе­ре­вез­ти в зда­ние му­зея. Но зда­ние еще не бы­ло го­то­во: стро­и­те­ли об­на­ру­жи­ли де­фект несу­щих ферм. По­это­му срок окон­ча­ния ра­бот пе­ре­нес­ли на ме­сяц. Чтобы в свер­ну­том хол­сте не по­яви­лась пле­сень, ре­став­ра­то­ры ре­гу­ляр­но пе­ре­ма­ты­ва­ли его с ва­ла на вал.

На­ко­нец, к на­ча­лу июля, зда­ние бы­ло го­то­во – и па­но­ра­ма за­ня­ла пред­на­зна­чен­ное ей ме­сто в но­вом зда­нии на Ку­ту­зов­ском про­спек­те.

Вот как вспо­ми­нал об этом со­бы­тии гла­ва ко­мис­сии по вос­ста­нов­ле­нию па­но­ра­мы «Бо­ро­дин­ская бит­ва» Н.Д. Ми­ро­нов: «Дожд­ли­вая по­го­да, сто­яв­шая то­гда в Москве, силь­но ме­ша­ла нам в ра­бо­те. Все бы­ло под­го­тов­ле­но к пе­ре­воз­ке, и мы нетер­пе­ли­во ожи­да­ли по­го­же­го дня.

На­ко­нец 11 июля с утра за­го­лу­бе­ло небо. Кое-где еще по­яв­ля­лись ту­чи, но они не пред­ве­ща­ли до­ждя. Бы­ло ре­ше­но пе­ре­во­зить по­лот­но в этот день. Шли по­след­ние при­го­тов­ле­ния. Ре­став­ра­то­ры С. Чу­ра­ков, И. Еса­у­лов и Б. Ша­хов бе­реж­но об­ма­ты­ва­ли мар­лей и об­вя­зы­ва­ли бре­зен­том огром­ный 15-мет­ро­вый вал с на­ка­тан­ным на него по­лот­ном па­но­ра­мы.

Та­ке­лаж­ни­ки брига­ды В. Туш­ке­ви­ча по чет­кой ко­ман­де ме­ха­ни­ка на­ка­ты­ва­ют на элек­тро­ка­ры вал, укреп­лен­ный сталь­ны­ми тро­са­ми, и вы­во­зят его на ули­цу. Трех­тон­ные кра­ны под­ни­ма­ют упа­ко­ван­ную па­но­ра­му и осто­рож­но укла­ды­ва­ют ее на спе­ци­аль­ную ра­му, из­го­тов­лен­ную из швел­ле­ра, а за­тем во­дру­жа­ют на мощ­ный ав­то­ле­со­воз.

В 11 ча­сов 20 ми­нут дра­го­цен­ный груз по­ки­да­ет свое по­след­нее вре­мен­ное при­ста­ни­ще на 1-й Мы­ти­щин­ской ули­це и на­чи­на­ет пе­ре­езд на но­вое ме­сто по­сто­ян­но­го жи­тель­ства. Впе­ре­ди необыч­но­го ав­то­по­ез­да на мо­то­цик­ле едет ка­пи­тан ми­ли­ции А. Усков, обес­пе­чи­вая ко­лонне «зе­ле­ную ули­цу». На пе­ре­крест­ках про­спек­тов и улиц сто­ли­цы пре­кра­ща­лось дви­же­ние, оста­нав­ли­ва­лись ав­то­ма­ши­ны, трол­лей­бу­сы, пе­ше­хо­ды.

У Кол­хоз­ной пло­ща­ди ко­лон­на по­вер­ну­ла с про­спек­та Ми­ра на Са­до­вое коль­цо. Са­мо­теч­ная, пло­щадь Ма­я­ков­ско­го, пло­щадь Вос­ста­ния... Еще несколь­ко ми­нут, и ав­то­по­езд свер­нул на «финиш­ную пря­мую» – Ку­ту­зов­ский про­спект.

Стро­и­те­ли зда­ния из­да­ле­ка уви­де­ли при­бли­жа­ю­щий­ся мощ­ный ав­то­ле­со­воз и вы­шли встре­чать хо­зяй­ку то­го до­ма, ко­то­рый они воз­во­ди­ли. Мо­мент был очень вол­ну­ю­щий.

Ав­то­по­езд оста­но­вил­ся на спе­ци­аль­но рас­чи­щен­ной пло­щад­ке у са­мо­го зда­ния. Не успе­ли за­мол­чать мо­то­ры ав­то­ма­шин, как раз­да­лись чет­кие сло­ва ко­манд. На­хо­див­ши­е­ся на сво­их по­стах в ка­би­нах ги­гант­ских ба­шен­ных кра­нов кра­нов­щи­ки Н. Фило­нен­ков и Н. Ни­ко­ла­ев тро­са­ми под­це­пи­ли ме­тал­ли­че­ский кар­кас вме­сте с ва­лом и за 10 ми­нут под­ня­ли его на­верх, а по­том точ­но опу­сти­ли на кры­шу бо­ко­во­го за­ла, к про­ему в стене.

Пом­нит­ся, в этот мо­мент бы­ло очень ти­хо. Толь­ко скре­жет тро­сов да стре­кот ки­но­съе­моч­ных ка­мер на­ру­ша­ли тор­жест­вен­ную ти­ши­ну.

Брига­ды мон­таж­ни­ков, вер­хо­ла­зов и та­ке­лаж­ни­ков осто­рож­но втя­ги­ва­ют вал через про­ем внутрь круг­ло­го за­ла. Ху­дож­ни­ки и ре­став­ра­то­ры под­ня­лись на толь­ко еще на­ча­тую стро­и­тель­ством смот­ро­вую пло­щад­ку, чтобы на­блю­дать за хо­дом ра­бот.

Как толь­ко вал был втя­нут в зал, за­дви­га­лись тро­сы, све­сив­ши­е­ся со стре­лы ба­шен­но­го кра­на через люк в кры­ше. Вот уже за­цеп­лен край ва­ла, и вал мед­лен­но по­полз вверх. Он как бы рас­тет на гла­зах, за­ни­ма­ет по­чти всю вы­со­ту от по­ла до кры­ши за­ла и на­ко­нец за­ми­ра­ет в стро­го вер­ти­каль­ном по­ло­же­нии, опи­ра­ясь на вра­ща­ю­щий­ся под­пят­ник.

Все­го 12 ми­нут ушло на подъ­ем ва­ла. Но впе­ре­ди еще на­вес­ка по­лот­на — глав­ная и са­мая от­вет­ствен­ная часть всей этой ра­бо­ты.

Вал раз­бин­то­ван, осво­бож­ден от одеж­ды из бре­зен­та и мар­ли. Вот он, под­дер­жи­ва­е­мый свер­ху тро­са­ми, на­чи­на­ет мед­лен­но по­во­ра­чи­вать­ся на под­пят­ни­ке. Один за дру­гим раз­вер­ты­ва­ют­ся вит­ки хол­ста и тут же кре­пят­ся проч­ны­ми льня­ны­ми лям­ка­ми к спе­ци­аль­ным ка­рет­кам, сво­бод­но дви­гаю­щим­ся по кру­го­во­му мо­но­рель­су. Та­ких ка­ре­ток на мо­но­рель­се 120. Все даль­ше и даль­ше от то­го ме­ста, где сто­ит вал, ото­дви­га­ет­ся край раз­вер­ну­то­го по­лот­на. Про­хо­дит все­го 55 ми­нут, и огром­ное по­лот­но уже це­ли­ком ви­сит на мо­но­рель­се, а вал сто­ит, осво­бож­ден­ный от тро­сов и те­перь уже не­нуж­ный. Под­вес­ка по­лот­на осу­ществ­ле­на бле­стя­ще...».